Главная >>> Дети: кормление, воспитание. Информация для родителей
У вас есть Дети?
Тогда это сайт для вас - родителей!
Кормление детей с рождения до пяти лет, Воспитание и полезные советы.  

Приятного аппетита (Лев Кассиль)

Нельзя сказать, что у Вити плохой аппетит. Куда там!.. Баба Женя, которая по старости лет вышла на пенсию, перестала ходить на работу и остается дома с Витюшкой, не нарадуется на него:

— Вот молодчина-мужчина!.. За двоих уплетает. Не успела на стол поставить, отвернулась — он уже добавки просит. Кушай, кушай, Витенька, на здоровье.



Так идет дело в обыкновенные, будничные дни, когда отец и мать на работе, а в маленькой кухоньке, где баба Женя ловко управляется у газовой плиты, вкусно пахнет манной кашей с вишневым вареньем или блинчиками с повидлом. И после прогулки с той же бабой Женей не терпится скорее очутиться за столом, крытым скользкой веселенькой клеенкой, и напихать полный рот какой-нибудь, как говорит баба Женя, вкусноты. А если при этом прольется что-нибудь на клеенку — эка беда! Бабушка тут же чистой тряпочкой подотрет и только заметит не очень сердито:

— Ты не спеши, не жадничай, поглядывай на ложку, а то несешь мимо рта за ворота!

Потом баба Женя садится на табурет, сложив руки на фартуке, и молча сидит, одобрительно поглядывая на внука, который занят серьезным и обязательным делом: он ест.

И Витя знает, что, пока он не доест все, что ему полагается, никакие разговоры невозможны. Баба Женя просто не отвечает на его вопросы и только молча показывает глазами в тарелку.

Так бывает в будни.

Но если рассказать об этом Витиным родителям папа и мама поверят. Да они и не верят бабе Жене, когда она расхваливает Витю за то, что тот хорошо вел себя и личился за обедом. В обычные дни матери редко приходится сидеть с Витей за одним столом. Утром бабушка кормит Витю одного на кухне, чтобы не нашуметь и не поднять раньше времени родителей, которые уходят на работу позднее.

Но зато в воскресенье...
Вот в воскресный день как раз и начинаются все «затрапезные» обиды, которые шутник отец любит называть «страданиями молодого Виктора». В этот день все совершается не так, как всегда, а то, к чему целую неделю приучала внука баба Женя, идет насмарку. Во-первых, меняется весь распорядок дня, и обед собирают совсем не в установленный час, а как придется. До этого Витя отправляется с родителями погулять. По дороге заходят к знакомым, где Витю угощают конфетами, орехами, сладкими пирожками. На обратном пути покупают, на бульваре мороженое.

Есть после этого уже совсем не хочется. Во-вторых, обедают, конечно, не на кухне, a в общей комнате. К обеду готовятся долго и озабоченно. Мама и бабушка тщательно перетирают тарелки, сосредоточенно перешептываются, склоняясь над плитой. Ко всему еще отец, который зашел после прогулки навестить сослуживца, задерживается, и мама нервничает, то и дело поглядывая на часы.

- Один раз в неделю и то не может вовремя... А ребенку давно уже пора есть.
— Давай я Витюшку накормлю? — предлагает бабушка Женя.
— Ну что ты,— отмахивается мать.— В които веки раз ребенку можно с отцом пообедать со всеми вместе...Витенька, ты очень проголодался или потерпишь?
— Потерплю, потерплю, — кричит Витя.—Я, мама, даже ни капельки есть не хочу. Я могу все время терпеть.
Но вот появляется отец. Оказывается, он тоже готов потерпеть, потому что у знакомого кой-чего перехватил, и глаза у него веселые, сытые.

— Ну, наконец-то, — говорит мама,— скорей, скорей обедать! Совсем ребенка заморили. Витя, мой руки. Мама, суп сняла? Не остыл?..
— Погодите,— просит отец,—дайте -передохнуть немножко. Ну нельзя же так!
— Ребенку уже два часа назад пора было обедать,— объясняет мама. Отец огорчается, но пробует перетянуть Витю на свою сторону.
— Что, Витюха? Заморили тебя голодом? А я тебе кое-что принес...
— После, после, потом покажешь это. Сперва обедать, — вмешивается баба Женя. Обед от нас не убежит, — упрямится папа. — Не грех когда и нарушить порядок.

Гляди, Виктор!.. Он извлекает из кармана пальто коробочку, достает из нее металлическую зеленую в желтых пятнах лягушку с лапками, вставляет ключик куда-то ей под брюшко, заводит, как часы, ставит на пол, отпускает, и лягушка начинает скакать по полу. Она смешно прыгает по кругу, а за ней по-лягушечьи прыгают на корточках папа и сын. Завод у лягушки кончается, но ключик делает свое дело, и лягушка скачет с новой силой. Напрасно мама сердится и зовет всех в десятый раз к столу, где стынет уже разлитый по тарелкам суп, а баба Женя, махнув на все полотенцем, сердито уходит на кухню подогреть второе. Наконец, договариваются с мамой на том, что лягушку положат на стол перед прибором Вити и он сможет все время любоваться ею.

И вот все сели. Впрочем, отец тут же вскакивает и включает радио: «Уж обедать всем вместе, так с музыкой...» А по радио передают выступление Краснознаменного ансамбля песни и пляски. Из репродуктора по всей комнате разливается песня: «То ли луковичка, то ли репка...»

— У-у! Я знаю, как дальше, — кричит Витя и поет во все горло: «То ль забыла, то ли любит крепко...»

— А ты, видно, не крепко помнишь, что за столом не поют! —строго останавливает мать.— И не болтай ногами под столом. Сиди как следует, если уж тебя со всеми посадили обе­дать. Разбаловала тебя бабушка.

— Ну, понятное дело, за все бабушка виноватая, — ворчит баба Женя.

Отец тем временем пробует суп и морщится.

— А суп сегодня не того, не получился, брандахлыста какая-то. И отдает канифолью, что ли.

— Суп хороший, настоялся. На два дня его готовила, — пробует возразить баба Женя.

— Мама, я не хочу сула, —заявляет Витя.

— Это еще что за новости?

— Он невкусный, — и Витька водит ложкой по тарелке.

— Не выдумывай, пожалуйста.

— А папа тоже сказал, что суп барахлистый... И с канителью.

Тут уже сердится папа.

— А ты рассуждай поменьше и помалкивай. Твоего мнения никто не спрашивает. Слушаешь все, чего тебе совсем не надо... Ешь! Знаешь верную пословицу: «Ешь пирог с грибами, держи язык за зубами».

Пирог баба Женя приготовила не с грибами, а с капустой, в чем Витя убеждается, поковыряв пальцем под вкусно поджаренной корочкой. Так что это уже обман в пословице. А вот интересно, как можно есть и держать язык за зубами? Витя пробует приставить язык к нёбу, потом осторожно прикусывает его зубами, скосив глаза вниз. Но в это время рассерженная мама сует ему в рот ложку, полную супа. Он фыркает, отплевывается, проливая на себя горячий суп.

— Срам! Большой парень, а кормят с ложки, — говорит отец. — Не умеешь сидеть за сто­лом со всеми. Завесь ты его чем-нибудь.

— Никогда я его не завешиваю,— обижается за Витю баба Женя, — и с ложки его не кормлю.

— Мама, я же вижу, что у мальчика полное отсутствие аппетита, — возражает мать.— Капли какие-нибудь что ли у врача выписать?

— Да он без вас ест прекрасно! Только успевай подавать.

— Ага... Значит, во всем мы с папой виноваты. Очень приятно слышать родителям, да еще в выходной,— обижается теперь уже мама.

Отец, вяло прихлебывая суп, пододвигает к себе сегодняшний номер «Огонька» и углубляется в кроссворд, который еще начал решать с утра.

— Так... Водопад в Америке — семь букв. Ну, это понятно. Ниагара. Великий композитор — десять букв. Чайковский, что ли?

— Не Чай-ковский, а Чу-ковский, — попра­вляет уже завешенный салфеткой Витя.

— А ты ешь и не лезь во взрослые раз­говоры, — замечает мама. — И оставь в покое лягушку. Если сел обедать, не занимайся по­ сторонними делами.

Витька вздыхает и смотрит завистливо на отца для которого картинки в журнале — дело за столом не постороннее. Потом он видит, как мама воровато сует кусочек пирога кошке Фроське, которая трется о ножки ее стула. Витя тоже пробует украдкой напоить лягушку супом с ложки...

По радио грянула веселая плясовая. Слышен рассыпчатый гром каблуков.
Попробуй, усиди на месте под такую музыку!

— Опять ноги? — говорит мама, заглядывая Вите под
стул.
— Это, положим, я,—при­знается папа и продолжает
легонько отбивать ногой такты лихой пляски.

Тут звонит телефон. Отец с места тянется за трубкой.

— А-а-а, Иван Аркадьевич. Что ж ты? Собирался
ведь заглянуть, а? Спускай­ся!.. Что? Новости есть? Ну, ну?..

Отец, изловчившись, зажимает трубку между вздернутым плечом и склоненным ухом, чтобы высвободить руку, в которую он перекладывает ложку, так как другой рукой начинает вписывать буквы в квадратики кроссворда.

— Кончай ты разговоры,—вполголоса просит мать.— Ну, что это за еда такая? Придет Иван Аркадьевич, тогда и поговорите всласть.

Но отец продолжает оживленно болтать по телефону с приятелем — соседом из верхней квартиры.

— Придет?—шепотом осведомляется мать.— Скоро?

Отец несколько раз утвердительно кивает головой. Мама быстро снимает с себя передник, в котором она сегодня помогала на кухне бабе Жене, достает из сумочки, лежавшей на буфете, пудреницу, круглую, похожую на солонку, открывает тут же возле тарелки и, спешно дожевывая пирог, «приводит себя в порядок», как в таких случаях говорит папа.

Кошка Фроська, бродившая до сих пор под стульями, вспрыгивает на диван, дотягивается до края стола и потом осторожно, одной лапкой, пододвигает себе кусок пирога с блюда.

— Брысь! — кричит мама, и Фроська с позором удирает на кухню.

— Вот тварь подлая, — сердится баба Же­ня, — знает, когда баловать. У меня же сроду себе не позволит, а тут привыкла, что со стола дают. Сами привадили.

Отец отодвигает недоеденную тарелку супа, показывая, что он есть больше не в силах, и, не отрывая уха от трубки, принимается теперь левой рукой катать из хлебного мякиша шарики. Он это очень здорово умеет делать! Витька глаз с него не сводит. А отец, накатав несколько маленьких кругляшей, все продолжает разговаривать по телефону, то посмеиваясь, то приговаривая: «Да ну, что ты говоришь? Потеха! А что он Семену Петровичу сказал?.. Здорово! А тот?..» И все еще продолжая что-то чертить в журнале, он другой рукой берет нож и, надавливая им с разных сторон на хлебные шарики, превращает их один за другим в аккуратные кубики.

И от всех этих развлечений есть Вите уже совсем расхотелось. Теперь он пытается тоже катать из выщипанного свежего хлеба шарики, заталкивая их в рот лягушке. При этом лягушка, в которой, должно быть, еще осталось немного завода, внезапно подскакивает. Перепуганный Витька отдергивает руку и задевает торчащую из тарелки ложку. На столе растекается лужа. Чтобы как-нибудь загладить свою вину, Витька запихивает уже не лягушке, а себе в рот огромный кусок пирога. Но мама заметила большое жирное и мокрое пятно на скатерти.

— Добаловался!

Тогда Витька начинает реветь громче, чем радио, размазывая слезы по щеке, которую изнутри оттопыривает пирог.

— Да тише вы, на самом деле! Я же ничего не слышу! — сердится отец и объясняет в труб­ку:—Не дадут спокойно, понимаешь, ни по­ обедать, ни радио послушать, ни с человеком поговорить толком! — Свободной рукой он показывает, чтобы Витьку убрали из-за стола, и весь погружается вслух, притиснув ухо к зажатой между щекой и плечом трубке. — Так что, не понял я, что там Семен Петрович-то?..

Витьку убирают. Он стоит в углу и уже не ревет. Баба Женя, уйдя на кухню, сердито громыхает там посудой. И только мама сидит

одна молча за столом, рассеянно выковыривая вилкой хлебный мякиш из лягушки, которая растопырила все свои четыре железные лапки на сальном пятне, расплывшемся по скатерти. Папа выяснил уже все, что нужно было ему, о Семене Петровиче. Повесив трубку на рычажок, он оборачивается к углу, где несет наказание сын.

— Ну, отбыл свой срок?—благодушно спрашивает папа.—Иди сюда. Шагай. Брось дуться. Лопнешь.


Витька, насупившись и раздувая одну щеку, бредет из угла к отцу. Папа сажает его к себе на колено и начинает легонько и быстро под­ брасывать. Витька что-то мычит, но папа не слушает его.

— Гоп-гоп.. Кто скачет, кто мчится под хладною мглой? Ездок запоздалый, с ним сын молодой!.. Здорово? Это мы с тобой, Витька, ездоки запоздалые. Видишь, мама уже второе ест.

Но Витька на всем скаку вдруг давится, багровеет, закашлявшись, и у него изо рта вываливается тот недожеванный кусок пирога, которым Витька намеревался утешить родительский гнев, когда пролил суп на скатерть. От обиды Витька не мог проглотить его и держал все время за щекой.

Отец вскакивает, отряхиваясь и вытирая пиджак салфеткой. А мама поспешно уводит Витьку, ревущего пуще прежнего, на кухню к бабе Жене. Там он и обязан теперь дообедать.

Приятного аппетита!
За маму, за папу (Е.А. Таюрина) >>>
<<< Нужно ли детям принимать участие в праздничном обеде
Все материалы







Материалы сайта могут быть свободно использованы, однако мы были бы благодарны, если бы вы нашли место на ссылку на наш сайт. Если вы найдете время и место рассказать о нашем сайте в своем блоге, на своем форуме - будем благодарны!